avangard-pressa.ru

Память 5/18 июня, Собор Новомучеников и исповедников Российских. - Стандартизация

Священномученик Михаил родился 5 / 18 ноября 1881 года в деревне Вотяково[82] Чистопольского уезда Казанской губернии в семье крестьян Тимофея Александровича и Ксении Ефимовны Вотяковых.

В 1899 году Михаил окончил Саврушскую церковноприходскую школу и получил удостоверение о знании и праве преподавания хорового пения. В 1899 – 1901‐м и в 1903 годах Михаил прослушал учительские педагогические курсы в Казани, в 1901 году – выдержал экзамен на звание учителя церковноприходской школы в комиссии при Чистопольском духовном училище, в 1903 году – экзамен на псаломщика и в том же году поступил псаломщиком в храм святителя Николая в селе Жукотино Чистопольского уезда.

10 / 23 декабря 1906 года Михаил был рукоположен во диакона ко Входо-Иерусалимской церкви Богородице-Сергиевского Черемисского женского монастыря в Царевококшайске[83]. Все это время он состоял в должности учителя в различных церковно-приходских школах и в школе Министерства народного просвещения. В 1911 году диакон Михаил выдержал испытание на получение сана священника и в 1914 году был рукоположен во священника к Покровскому храму в селе Кумья Козмодемьянского уезда.

В этом храме в 1917 году у отца Михаила начались искушения. Староста храма с некоторыми своими единомышленниками обвинил его в вымогательстве денег за требы и в небрежном исполнении обязанностей священника. Управляющий Казанской епархией епископ Чистопольский Анатолий (Грисюк) назначил расследование; оно не подтвердило обвинений, возводимых на пастыря, однако крестьяне подписались под решением об удалении священника с прихода. 1 / 14 ноября 1917 года некоторые прихожане обратились к епископу Анатолию с просьбой обжаловать это решение. Они писали: «На дознании отец благочинный спрашивал только лиц со стороны обвинителей... С целью примирения прихожан со священником отец благочинный собрал 23 октября / 5 ноября сход, но об этом сходе прихожане были извещены не все, а только лица недовольные... Когда же крестьяне стали колебаться и высказываться за примирение, то отец благочинный стал писать приговор об увольнении священника, и когда прихожане колебались подписывать этот приговор, то он стал их уговаривать, что им скоро вышлют другого, и тогда они подписались. Приговор этот был подписан в присутствии меньшей части прихожан; в приходе насчитывается сто девяносто домохозяев, а приговор подписали только десять домохозяев. Излагая это, мы просим Ваше Преосвященство приговор этот считать недействительным и самое дознание неполным и односторонним...»

Епископ согласился с ними, и отец Михаил был оставлен служить в этом храме, однако отношения между прихожанами оставались напряженными, и в 1919 году он был переведен в храм святых равноапостольных Константина и Елены в село Кулаково Козмодемьянского уезда. Приход был беден, а во время гражданской войны и голода еще более обнищал, и положение священника, у которого была уже к тому времени большая семья, стало и вовсе отчаянным. В 1921 году прихожане храма в селе Красный Яр Чистопольского уезда стали просить отца Михаила к себе, но пока прошение дошло до епископа Мамадышского Иоасафа (Удалова), управлявшего тогда Казанской епархией, туда был определен уже другой священник. В 1923 году храм в селе Кулаково был властями закрыт, и отец Михаил был назначен в Покровский храм в селе Сарсасы. Во время служения на этом приходе он был возведен в сан протоиерея.

В 1929 году протоиерей Михаил был арестован по обвинению в агитации против хлебозаготовок, но через несколько месяцев за недоказанностью обвинения освобожден. В 1930 году он был направлен служить в Троицкий храм в селе Чистопольские Выселки вместо скончавшегося там священника.

В 1929-м – начале 1930 года советская власть приступила к насильственному созданию колхозов и массовым арестам сопротивлявшихся коллективизации крестьян, а вместе с ними и духовенства.

20 апреля 1931 года председатель и секретарь сельсовета в Чистопольских Выселках составили акт, в котором писали, что «священник Михаил Вотяков... каждую службу выступает с “проповедью”, где упоминает колхозы. По разговорам женщин, которые восхваляют выступления... он начинает свою проповедь с жизни какого-нибудь святого и кончает тем, что вот, мол, до чего мы дожили в настоящее время. Почти всегда во время выступления с “проповедью” Вотяков доводит до плача присутствующих в церкви...

Сельсовет считает, что Вотяков в церкви... ведет антисоветскую работу... агитирует против колхозного движения. Настоящим сельсовет считает, что Вотякова необходимо изолировать... Изоляция Вотякова необходима в связи с проведением весенней посевной кампании и коллективизации».

22 апреля 1931 года отец Михаил и с ним одиннадцать крестьян были арестованы и заключены в тюрьму в городе Чистополе. На следующий день следователь приступил к допросам свидетелей. Один из членов сельсовета показал, что не замечал за священником антисоветской агитации: «Встретился с ним однажды по случаю продажи ему соломы, – сказал он, – и, когда мы с ним ехали дорогой, он мне говорит, что почему ты мало наложил соломы, – я ему, конечно, сказал, что нет больше. Он на это говорит: да, плохо сейчас живется, раньше лучше жилось, всего было полно, а теперь, при советской власти, ничего не стало; притом и меня спросил: а ты колхозник? Я ему говорю, что нет. Он мне на это сказал, что лучше и не ходи».

Председатель сельсовета показал, что служащий у них священник Михаил Вотяков во время чтения проповедей вел антисоветскую агитацию, касался создания колхозов, обращался к прихожанам с просьбой, чтобы ему помогли уплатить налоги, а иначе храм закроют и служить будет некому.

Допрошенная в качестве свидетельницы работница московской фабрики, отправленная в село в числе других горожан сгонять в колхозы крестьян, показала, что на собраниях, посвященных коллективизации, «женщины вели себя невоздержанно и говорили против колхоза. Было это все связано с религией. До изъятия Михаила Вотякова прилива в колхоз совершенно никакого не было. Когда был взят Михаил Вотяков, то масса пошла в колхоз, и стали подавать заявления по 30–40 в день... настроение в массах хорошее».

28 апреля всем арестованным крестьянам было предъявлено обвинение, в котором, в частности, говорилось, что они «просили помочь священнику в уплате... налогов... упорно требовали на собрании открытия церкви, говоря, что нам никаких колхозов не надо, также и советской власти, а отдайте нам церковь, так как мы хотим молиться».

На следующий день следователь допросил протоиерея Михаила. Из всех предъявленных ему обвинений священник признал только то, что действительно обращался к церковному совету, чтобы ему помогли уплатить часть налога, но церковный совет ему в этом отказал. «К населению я с такой просьбой не обращался, – сказал отец Михаил, – со стороны верующих я получал что-либо из пищи, но денежных средств я от верующих не получал... В отношении разговоров... о колхозах... я всегда предупреждал заранее, чтобы такие разговоры не заводили. Разговоры... велись чисто религиозного характера».

30 апреля следствие было закончено и составлено обвинительное заключение; все арестованные обвинялись в том, что «они, будучи настроены враждебно по отношению к советской власти и представляя из себя контрреволюционную группировку, вели систематическую агитацию и распространяли провокационные слухи, направленные к ослаблению советской власти и срыву проводимых ею мероприятий, используя в этих целях религиозные предрассудки масс».

12 июня 1931 года тройка ОГПУ приговорила священника и некоторых крестьян к расстрелу. Протоиерей Михаил Вотяков и крестьяне были расстреляны 18 июня 1931 года и погребены в общей безвестной могиле.

Прославлен в лике святых решением Юбилейного Архиерейского Собора в августе 2000 г.

Священномученик Николай (Рюриков).

Память 5 / 18 июня, Собор Новомучеников и исповедников Российских.

Священномученик Николай (Рюриков).

Священномученик Николай родился 5 / 18 апреля 1884 года в селе Оселок Макарьевского уезда Нижегородской губернии в семье священника Владимира Рюрикова, служившего в Никольской церкви в этом селе. В 1905 году Николай окончил по первому разряду Нижегородскую Духовную семинарию и был направлен законоучителем в церковно-приходскую школу в родное село. В 1906‑1907 годах он преподавал в церковно-приходской школе в селе Ляпуны того же уезда, с 1907-го по 1908 год – в Богоявленской церковно-приходской школе в селе Павлово Горбатовского уезда, а с 1908-го по 1910 год – в Преображенской церковно-приходской школе в Нижнем Новгороде.
В сентябре 1910 года епископ Нижегородский Иоаким (Левицкий) рукоположил его во священника к Макарьевскому женскому монастырю. 22 октября / 4 ноября 1910 года он был переведен служить в Троицкий собор в городе Горбатове и с 1911 года назначен заведующим и законоучителем Горбатовской церковно-приходской школы. С 1915 года отец Николай стал членом Горбатовского отделения Епархиального училищного совета. Через некоторое время он был возведен в сан протоиерея.
Наступили безбожные гонения, а вместе с ними и тяжелые испытания, неизбежно связанные с очищающими душу страданиями, доставляемыми как от внешних врагов, так и от лжебратии. Будучи в близких отношениях с епископом Макарьевским, викарием Нижегородской епархии Александром (Щукиным), отец Николай попытался было перевести на другой приход сотрудничавших с властями «собратьев», но за них вступились поддерживающие их враги внешние: в 1927 году сотрудники Нижегородского ОГПУ стали собирать сведения об отце Николае, о его проповедях и частных беседах и в конце концов арестовали его. Свидетелями против него выступили служившие вместе с ним в Троицком соборе священник, диакон и псаломщик, допрошенные все в один день, 29 июля 1927 года.
«Со священником Рюриковым, – показал священник, – я служу в соборе с 1925 года. Во всех проповедях, которые произносил Рюриков, он всегда проводил аналогии из Священного Писания и современной жизни, направленные против существующего строя. Зимой 1926 года в одной из проповедей... Рюриков бросил фразу: “Скоро придет время, когда волкам отольются овечьи слезы”. Эта фраза потом служила источником обывательских разговоров на очень продолжительное время... На Благовещение Рюриков произнес проповедь, основанную на воспоминании о царствовании царя Давида... Примерами из жизни Давида... он доказывал, что жизнь при верующем царе была хорошей. Как только началось безверие, свергли царя, так и жизнь стала плохой: народ увидел, что без царя плохо, образумился и снова избрал себе царя. Эти положения он подтверждал примерами и аналогиями из современной жизни... На Новый год, 1 января старого стиля, в двенадцать часов ночи перед молебном Рюриков произнес речь. В своей речи он говорил приблизительно... следующее: “Прошлый год мы прожили бурно. Разразилась над нами гроза, надвинулись на нас тучи черные безбожия и коммунизма. Мы должны надеяться, что скоро воссияет для нас солнце правды, что новый год принесет для нас укрепление веры и падение безбожия и коммунизма”. Таких примеров можно привести очень много, не упомнить их всех. Словом, в каждой проповеди Рюриков обязательно, хоть слегка, но заденет чем-нибудь советскую власть... Рюриков очень дружен с епископом Александром. Строчит ему различные доносы», – завершил свои показания священник.
«Со священником Рюриковым я служу с 1924 года, – начал свои показания диакон. – В своих проповедях, которые мне пришлось слышать, Рюриков всегда касался политики, восстанавливая прихожан против власти. Это ему удается легко, потому что Рюриков пользуется среди прихожан большим авторитетом... 9 мая мне встретились несколько женщин... Они мне рассказали, что Рюриков сегодня произнес хорошую проповедь в Никольской церкви. Я спросил: “Что же он говорил?” По рассказам женщин, Рюриков начал проповедь так: “Наполняется чаша гнева Господня. Как пришли коммунисты обманным путем к власти, так и должны уйти. Близится время”. Рюриков говорил, по словам женщин, целый час, указывал на современных правителей: они, мол, обвиняли царя, что царь спаивает народ вином, а сами что делают? За царей и Священное Писание повелевает молиться. “Вот такого бы нам батюшку”, – говорят женщины. Словом, этой проповедью Рюриков очень сильно подействовал на граждан Никольского прихода. В частных беседах с гражданами Рюриков всегда говорит против власти. Опрашивать верующих о Рюрикове почти бесполезно. Уж очень сильное влияние на них он имеет. Они за ним и кучкой его приспешников куда угодно пойдут и не выдадут его».
Псаломщик ограничился немногими словами: «Проповедей, которые произносит Рюриков, я не помню. Рюриков человек хитрый, тонкий, ученый. Работаю я в соборе всего один год и хорошо его еще не изучил».
В тот же день, 29 июля, следователь допросил отца Николая. Отвечая на его вопросы, священник сказал: «В своих проповедях с заранее предвзятой мыслью я никогда ничего не говорил против власти. Я не отрицаю, что когда-нибудь у меня могло сорваться случайное, неосторожное слово, и проповеди мои могли быть истолкованы в нежелательном смысле».

Священномученик Николай Рюриков с женой

Затем следователь допрашивал его в течение двух дней, 8-го и 9 августа.
– Какую проповедь говорили вы в ночь под Новый год по старому стилю и не говорили ли, что «хотя разразилась над нами гроза и надвинулись на нас тучи черные безбожия и коммунизма, но скоро должно воссиять для нас солнце. Хотя и мало нас, но мы крепко надеемся, – не бойся, малое стадо! Тяжелые мы с вами переживаем годы, но с наступлением нового года мы должны ожидать и счастья. Я надеюсь, в недалеком будущем воссияет для нас свет, отойдет от нас безбожие и коммунизм»?
– В своей проповеди, – ответил священник, – я призывал верующих, чтобы не отпадали от веры. Я указал, что большинство граждан стало неверующими, молодежь от церкви совсем отпала, и нам, старикам, необходимо молиться Богу, чтобы Он укрепил в нас веру. Слов, выше указанных, я не говорил, да и вообще на политические темы проповедей не говорю.
– Какую проповедь говорили вы в Вербное воскресенье?
– В этот день я вспоминал шествие Иисуса Христа в Иерусалим. Я говорил о том, что евреи в этот день встретили Иисуса Христа, а затем бросили Его, и призывал верующих не поступать по примеру евреев, чтобы не быть отверженными, как евреи, а держать в своем сердце Иисуса Христа. Я говорил, что народ встретил Его как царя, а затем, спустя несколько дней, кричали: «Распни, распни Его!», но слов – «а разве с нашим царем не так поступили?», я не говорил.
– Когда говорили проповедь о царе Давиде?
– О царе Давиде проповедей я никогда не говорил.
– О чем говорили в своей проповеди на Благовещение?
– На Благовещение я говорил о величии Божией Матери... О царе же Давиде не говорил в этот день.
– Какую проповедь говорили вы в мае в Никольской церкви?
– Говорил о перенесении мощей Николая Чудотворца и по просьбе старосты призывал верующих пожертвовать на ремонт храма. О советской власти я ничего не говорил.
После окончания допросов отцу Николаю было предъявлено «обвинение в распространении контрреволюционных слухов с целью возбуждения недоверия к власти».
Следствие на этом было закончено, и следователь распорядился перевести священника из внутренней тюрьмы ОГПУ в изолятор специального назначения №1.
4 ноября 1927 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило протоиерея Николая к трем годам ссылки в Сибирь, и он был отправлен в одно из сел в Приангарском районе Каннского округа Восточно-Сибирского края[84]. После окончания ссылки отец Николай поселился в городе Козмодемьянске.
Здесь у него не было постоянного места служения в каком-либо храме, и он помогал и сослужил священникам в тех храмах, куда его приглашали; в феврале 1934 года верующие попросили его послужить вместо заболевшего священника в храме Владимирской иконы Божией Матери в селе Владимирском Горномарийского района. Священник вскоре умер, и отец Николай по просьбе прихожан 7 апреля 1934 года был назначен сюда настоятелем; здесь в 1936 году он был награжден очередной церковной наградой – палицей, в этом храме отец Николай прослужил до гонений 1937 года.

За несколько дней до его ареста были допрошены два крестьянина (один из них служил в свое время бойцом в войсках ЧК) и женщина-зоотехник, высланная в село Владимирское по приговору НКВД из Ленинграда. Один из крестьян показал: «В 1937 году... в день религиозного праздника Пасхи я вместе с другими товарищами... ходил в церковь села Владимирского... Рюриков... в конце обедни вышел с проповедью. Народу при этом в церкви было много. В своей проповеди он, начиная с Рождества Христова и Вознесения, перешел на пропаганду, направленную против существующего строя, то есть против советской власти. Он говорил: “Братия! Настали тяжелые годы, труднее и труднее становится православным жить, но не унывайте! Мы, православные... должны переносить все трудности, мы должны терпеть до времени. Жизнь наша будет хороша на том свете”.
На обратном пути домой о его проповеди мы рассуждали... что... слова, сказанные им: “жизнь наша будет хороша на том свете”, сказаны были в кавычках, что он ожидает через какое-то время распада существующего строя. Лишь только в своей проповеди точно об этом не высказал, а дал понять народу, что советская власть недолго просуществует, поэтому и говорил, что “мы должны терпеть до времени”».
Высланная из Ленинграда женщина-зоотехник показала об отце Николае: «Первое время он со мной не разговаривал, а затем стал интересоваться, какими путями и за что я попала в Марийскую АССР... Я ему объяснила, что сюда выслана на три года в ссылку. После моего пояснения он мне стал рассказывать о себе, говоря: “Да, Ксения, я эту участь муки от советской власти испытал тоже – отбыл три года лишения свободы в Восточно-Сибирских лагерях”».
Следователь попросил ее рассказать, что ей известно о контрреволюционной агитации священника. Женщина ответила, что, разговаривая на политические темы, отец Николай говорил: «Коммунисты с ума сошли, всех крестьян загнали в колхозы силой, а теперь издеваются над колхозниками, заставляют работать там день и ночь. Много колхозников не переносят там этой муки, умирают... Теперь все крестьяне-единоличники и колхозники дожидаются войны, а как только будет война... внутри Советского Союза крестьяне выступят против советского правительства с оружием в руках. Тогда коммунистам – крышка...»
Бывший боец войск ЧК показал о священнике: «Часто приходилось слышать... проповеди, где он проповедовал, превращая свои слова в агитацию. Он говорил: “Православные христиане! Не бросайте, не забудьте Божий дом – храм. Соблюдайте праздники Христовы. Годы для жизни тяжелы стали, без причастия жить – предаться антихристу”».
29 сентября 1937 года отец Николай был арестован, заключен в тюрьму в Козмодемьянске и сразу же допрошен.
– Признаете вы себя виновным в предъявленном вам обвинении? – спросил его следователь.
– В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. В селе Владимирском я служу с 1934 года. Никакой контрреволюционной агитации ни при каких обстоятельствах я не вел. Никаких слухов о войне я не распространял, – ответил священник.
Секретарь сельсовета по требованию сотрудников НКВД выдал соответствующую характеристику на священника. «Рюриков в период весенней посевной кампании 1937 года, – писал он, – агитировал среди местного населения о выходе в поле с иконами для молебствия и этим срывал полевые работы… Рюриков сумел молодежь-колхозников завербовать ходить в церковь, а также ходили учащиеся педагогического техникума...»
8 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Николая к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и 25 октября 1937 года он прибыл в Локчимлаг Коми области, расположенный в поселке Усть-Нем. Протоиерей Николай Рюриков скончался 18 июня 1943 года в Пезмогском лагерном лазарете в Коми области и был погребен в безвестной лагерной могиле под № 5 Г.

Прославлен в лике святых решением Священного Синода Русской Православной Церкви 6 октября 2006 года.

«Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века.
Составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Июнь».
Тверь. 2008. С.27-33

События дня.

Всенощное бдение.

Накануне я был на службе в Свято-Успенском соборе, где службу совершал о.Николай Ларионов. Чин полиелея и заключительную часть службы, начиная с Великого славословия возглавлял Владыка Феогност в сослужении духовенства храма. Также именно он, выходя из алтаря, благословлял в ответ на возглас диакона: «Благослови, Владыко, святый вход». Пели оба хора храма. Молитву «Сподоби, Господи, вечер сей без греха сохранитися нам….»[85] пело духовенство в алтаре. Примечательно, что на сей раз на бдении читались паремии праздника, чего у нас не было НИКОГДА. Паремию первую читал Владыка Феогност.

Паремия 1. Книга пророка Исаии [Глава 49. 8–15 .]: Тако глаголет Господь: во время приятное послушах тя, и в день спасения помогох тебе, и создах тя, и дах тя в завет языков, еже устроити землю, и наследити наследие пустыни, глаголюща сущим во узах: изыдите: и сущим во тьме, открыйтеся. На всех путех пастися будут, и на всех стезях пажить их. Не взалчут, ниже вжаждут, ниже поразит их зной, ниже солнце: но милуяй их утешит я, и сквозе источники вод проведет я. И положу всякую гору в путь, и всякую стезю в паству их. Се сии издалеча приидут, сии от севера и моря, инии же от земли Персския. Да веселятся небеса, и радуется земля: да отрыгнут горы веселие, и холми правду, яко помилова Бог люди Своя, и смиренныя людей утеши. Рече же Сион: остави мя Господь, и Бог забы мя. Еда забудет жена отроча свое? или не помилует изчадия чрева своего? Аще ли же и сих забудет жена, но Аз не забуду тебе, глаголет Господь.

И русский текст: 1Слушайте Меня, острова, и внимайте, народы дальние: Господь призвал Меня от чрева, от утробы матери Моей называл имя Мое; 2и соделал уста Мои как острый меч; тенью руки Своей покрывал Меня, и соделал Меня стрелою изостренною; в колчане Своем хранил Меня; 3и сказал Мне: Ты раб Мой, Израиль, в Тебе Я прославлюсь.

4А Я сказал: напрасно Я трудился, ни на что и вотще истощал силу Свою. Но Мое право у Господа, и награда Моя у Бога Моего.

5И ныне говорит Господь, образовавший Меня от чрева в раба Себе, чтобы обратить к Нему Иакова и чтобы Израиль собрался к Нему; Я почтен в очах Господа, и Бог Мой - сила Моя.

6И Он сказал: мало того, что Ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли.

7Так говорит Господь, Искупитель Израиля, Святый Его, презираемому всеми, поносимому народом, рабу

властелинов: цари увидят, и встанут; князья поклонятся ради Господа, Который верен, ради Святаго Израилева, Который избрал Тебя.

8Так говорит Господь: во время благоприятное Я услышал Тебя, и в день спасения помог Тебе; и Я буду охранять Тебя, и сделаю Тебя заветом народа, чтобы восстановить землю, чтобы возвратить наследникам наследия опустошенные, 9сказать узникам: "выходите", и тем, которые во тьме: "покажитесь". Они при дорогах будут пасти, и по всем холмам будут пажити их; 10не будут терпеть голода и жажды, и не поразит их зной и солнце; ибо Милующий их будет вести их и приведет их к источникам вод.

11И все горы Мои сделаю путем, и дороги Мои будут подняты.

12Вот, одни придут издалека; и вот, одни от севера и моря, а другие из земли Синим.

13Радуйтесь, небеса, и веселись, земля, и восклицайте, горы, от радости; ибо утешил Господь народ Свой и помиловал страдальцев Своих.

14А Сион говорил: "оставил меня Господь, и Бог мой забыл меня!"

15Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя.

Паремия 2.Книга Премудростей Иисуса, сына Сирахова (глава 44, 1–14): Восхвалим убо мужи славны и отцы наша в бытии. Многу славу созда Господь в них величием Своим от века. Господствующе в царствиих своих и мужи, именити силою, советующе разумом своим, провещавшии во пророчествах; старейшины людий в советех и в разуме писания людий. Премудрая словеса в наказании их; ищуще гласа мусикийска и поведающе повести во писаниих, мужи богатии, обдаровани крепостию, мирно живуще в жилищих своих. Вси сии в родех прославлени быша, и во днех их похвала. Суть от них иже оставиша имя, еже поведати хвалы. И суть, ихже несть памяти, и погибоша, яко не сущии, и быша яко не бывше, и чада их по них. Но сии мужие милостивии, ихже правды не забвены быша, с семенем их пребудет доброе наследие, изчадия их в заветех. Остася семя их и чада их по них, до века пребудет семя их, и слава их не потребится. Телеса их в мире погребена быша, а имена их живут в роды. Премудрость их поведят людие, и похвалу их исповесть Церковь.

И русский текст: 1Теперь восхвалим славных мужей и отцов нашего рода: 2много славного Господь являл чрез них, величие Свое от века; 3это были господствующие в царствах своих и мужи, именитые силою; они давали разумные советы, возвещали в пророчествах; 4они были руководителями народа при совещаниях и в книжном обучении.

5Мудрые слова были в учении их; они изобрели музыкальные строи и гимны предали писанию; 6люди богатые, одаренные силою, они мирно обитали в жилищах своих.

7Все они были уважаемы между племенами своими и во дни свои были славою.

8Есть между ними такие, которые оставили по себе имя для возвещения хвалы их,- и есть такие, о которых не осталось памяти, которые исчезли, как будто не существовали, и сделались как бы небывшими, и дети их после них.

9Но те были мужи милости, которых праведные дела не забываются; 10в семени их пребывает доброе наследство; потомки их - в заветах; 11семя их будет твердо, и дети их - ради них; 12семя их пребудет до века, и слава их не истребится; 13тела их погребены в мире, и имена их живут в роды; 14народы будут рассказывать о их мудрости, а церковь будет возвещать их хвалу.

Паремия 3. Книга Премудростей Соломоновых (Глава 3, 1–9): Праведных души в руце Божией, и не прикоснется их мука. Непщевани быша во очесех безумных умрети. И вменися озлобление исход их. И еже от нас шествие — сокрушение, они же суть в мире. Ибо пред лицем человеческим аще и муку приимут, упование их безсмертия исполнено. И вмале наказани бывше, великими благодетельствовани будут, яко Бог искуси я и обрете их достойны Себе. Яко злато в горниле, искуси их и, яко всеплодие жертвенное, прият я, и во время посещения их возсияют и, яко искры по стеблию, потекут. Судят языком и обладают людьми, и воцарится Господь в них во веки. Надеющиися Нань уразумеют истину, и вернии в любви пребудут Ему. Яко благодать и милость в преподобных Его и посещение во избранных Его.

И русский текст: 1А души праведных в руке Божией, и мучение не коснется их.

2В глазах неразумных они казались умершими, и исход их считался погибелью, 3и отшествие от нас - уничтожением; но они пребывают в мире.

4Ибо, хотя они в глазах людей и наказываются, но надежда их полна бессмертия.

5И немного наказанные, они будут много облагодетельствованы, потому что Бог испытал их и нашел их достойными Его.

6Он испытал их как золото в горниле и принял их как жертву всесовершенную.

7Во время воздаяния им они воссияют как искры, бегущие по стеблю.

8Будут судить племена и владычествовать над народами, а над ними будет Господь царствовать во веки.

9Надеющиеся на Него познают истину, и верные в любви пребудут у Него; ибо благодать и милость со святыми Его и промышление об избранных Его.

Также на полиелее было пропето величание всем русским святым.

Евангелие на бдении (от Марка): 1По прошествии субботы Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти помазать Его.

2И весьма рано, в первый день недели, приходят ко гробу, при восходе солнца, 3и говорят между собою: кто отвалит нам камень от двери гроба?

4И, взглянув, видят, что камень отвален; а он был весьма велик.

5И, войдя во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись.

6Он же говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес, Его нет здесь. Вот место, где Он был положен.

7Но идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее; там Его увидите, как Он сказал вам.

8И, выйдя, побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись.

Каноны читались в сильно сокращенном виде (по одному тропарю канона Воскресению Христову и Божией Матери и два – всем русским святым), зато ирмосы и катавасии (ирмос одного из читаемых канонов, повторяемый после чтения той или иной его песни) пелись неукоснительно.

Начиная с Великого славословия и до конца бдения службу возглавлял также правящий архиерей, который в начале пения Великого славословия благословлял народ на три стороны.

По произнесении отпуста бдения Владыка поздравил всех с нынешним праздником всех святых Русской Церкви. Их праздник не случайно отмечается во второе воскресенье после Пятидесятницы, ведь они являются плодом сеяния Духа Божия. Некогда Дух Господень сошел на апостолов и преобразил их, и ученики Христовы, некогда боязливые, по взятии Христа и распятии его спрятавшиеся за закрытыми дверями, боясь, что и их предадут той же казни, теперь безбоязненно проповедовали сначала жителям и гостям Иерусалима. В первый же день Петр, некогда по малодушию отрекшийся, теперь безбоязненно взошел на крышу дома, как на трибуну и оттуда проповедовал, так что в один день уверовало около трех тысяч. С этого дня началась проповедь Евангелия, теперь уже не ограниченная иудейскими землями, но распростертая на всех, кто может услышать Слово Божие. Сперва слово услышали жители Римской империи, а потом и все народы. Одним из этих народов и был русский народ. Некогда, как считается, апостол Андрей Первозванный посещал земли (здесь он подробно говорил про проповеднический путь апостола Андрея и Симона Кананита, принявшего мученическую смерть в Абхазии), на которых в будущем поселятся славянские племена. Но пройдут века, прежде чем семя, брошенное апостолами, взойдет. И оно взошло. Русский народ вышел из тьмы язычества и принял веру Христову, так что плоды взошли очень быстро. Совсем немного времени прошло с момента, когда первые проповедник появились, а уже и Русская земля дала Церкви первых мучеников. Ими стали Феодор варяг и сын его, Иоанн, пострадавшие за Христа еще прежде крещения русичей. Уже потом ко Христу обратится князь Владимир, а потом – и вся Русь. Спустя совсем небольшое время земля Русская даст миру первых святых, прославленных всей Вселенской Церковью – святых князей Бориса и Глеба. Они, будучи князьями, имели все ресурсы, чтобы дать отпор вероломному брату Святополку, однако не желали проливать кровь и предпочли погибнуть сами, но не давать волю злу. Семя Слова Божия, таким образом, обильно проросло на Русской земли. Началось просвещение народа Русского. Школы на Руси начали строиться уже при князе Владимире. Здесь сыны народа русского познавали грамоту, неведомую доселе, ведь письменности ранее на Руси не было. Отцы подчас провожали детей в школу, как на смерть, боясь всего нового, но познание грамоты открывало дорогу к познанию Бога. Народ русский. как мало какой из народов Европы, получил возможность слышать проповедь, Слово Божие и слышать богослужение на родном языке. Совершенно иная ситуация была у народов Западной и Центральной Европы, который слышали проповедь и богослужение на латыни, чужом языке, который мало кто здесь знал. Это, в конечном итоге, породило отчуждение между народом и священноначалием. Народ же русский, как и многие народы, принявшие крещение в Восточной православной Церкви, получили возможность слышать Слово Божие на своем языке. И это дало великие плоды. Проповедники отправились во все конце необъятной Русской земли и дальше- на север и юг, а также восток. Преподобный Трифон Вятский просвещал и крестил вятичей, дольше других русских племен державшихся язычества, а также проповедовали иным народам. Святитель Стефан Пермский просвещал Пермскую землю, проповедуя народу Коми. И были многие другие, действуя на людей не только силой слова, но примером жизни. Были и чудеса, много чудес – тот же святитель Стефан проходил сквозь огонь. Другие бросали в огонь Евангелие – и оно не сгорало. И семя прорастало русские люди, еще не слышавшие Евангелия, а также и многие окрестные народы приходили к познанию Бога. И брошенное семя давало и многих других подвижников, которые. подобно древним святым, становились учителями благочестия, духовными писателями, наставниками, подобно святителю Игнатию (Брянчанинову), бывшему епископом здесь. на Кавказе. преподобному Амвросию и прочим старцам Оптинским и многим другим. Святитель Митрофан Воронежский в своих письменных трудах оставил краткую, но мудрую мысль: «Употреби труд, храни умеренность – богат будешь. Воздержно пей. мало ешь – здрав будешь. Делай добро, бегай злого – спасен будешь». Когда преподобного Амвросия спрашивали о жизни, то он часто отвечал короткими фразами: «…. никого не обижай, никого не осуждай и всем мое почтение…». Труды же святителя Игнатия, святителя Феофана Затворника и других, как труды древних Отцов Церкви, стали настольной книгой всех христиан. Но проходило время и враг непрестанно вредил спасительной проповеди Евангелия. Настал час, когда вожди народа русского, развращенные тлетворным западным влиянием, поддались, восприняв тлетворные идеи, призванные поколебать веру Христову. Нередко высшие сановники, а то и сами цари делались врагами веры Христовой, насмехаясь над ней и неся ей много вреда. Высший свет презрел даже родной язык, друг с другом говоря на языках иных. И Господь, в ответ на патологическое преклонение перед иноземными веяниями, попускал Руси потерпеть бедствия от самих тех народов, культуру и философские веяния которых они сделали кумирами и идолами. Такого было и нашествия в 1812 году французов, перед которыми высший свет России преклонялся, даже между собой не говоря на родном языке. Так было много раз. Однако, по мере нарастания пагубного действия иноземных философий и проповеди разных лжеучителей, нарастало духовное падение. Итогом была еще худшая беда. Раньше святыни оскверняли приходящие на Русь иноземцы, а теперь святотатствовали свои люди, воспринявшие пагубные идеи. Так Русская Церковь вступила в пору невиданных для нашей земли гонений на веру, подобных гонениям первых веков христианства. Но кровь мучеников становилась тем семенем, за счет которого вера Христова прорастала и как в первые века, подчас приводила ко Христу и самих гонителей. Мученики, как в первые века, побеждали мучителей тем, что являли твердость в свидетельстве о Христе (он сравнил это с примером из древней Церкви – со страданиями 40 мучеников Севастийских, к которым присоединился уверовавший во Христа один из воинов, потрясенный как стойкостью мучеников, не дрогнувших пред лицом страданий, так и явленным чудом – явлением над головами страдальцев светящихся венцов). И Церковь вышла победительницей, хоть казалось, что злоба гонителей истребит Ее. И ныне мы празднуем этот день общей памяти всех, кто последовал за Христом, молитвами которых да и мы удостоимся Царства Небесного!

По окончании проповеди он еще раз поздравил всех с праздником (отметив, что сейчас принято решение называть праздник – праздником всех святых, в з