avangard-pressa.ru

Память и сознание растений - Экология

Наступает весна. Многие садоводники устремились на свои участки, чтобы посеять семена будущего урожая. В тёплых европейских широтах уже появились первые ростки. При этом многие люди относятся к своим питомцам как к разумным существам – они разговаривают с ними, одаривают их любовными взглядами, и даже ласкают их осторожными прикосновениями. Те люди, кто имеет домашние растения, имеют такое отношение к своим зелёным питомцам не только весной, но круглый год. Домашние растения становятся настоящими членами семьи, за которыми взрослые ухаживают подчас лучше и прилежнее, чем за собственными детьми. Некоторые люди (чаще всего бездуховные материалисты) высмеивают такое отношение к растениям как к разумным существам, т.к. в современном обществе царит обывательское мнение, что растения являются бездушными существами. Такая точка зрения понятна, т.к. простым людям кажется, что растения неподвижны и очень слабо реагируют на внешние раздражители. Но современные профессионалы-учёные, которые исследуют жизнь растений, придерживаются иной точки зрения - путём опытов они находят доказательства наличия памяти и разума у наших зелёных братьев.

Биолог Дитер Фолькман [Dieter Volkmann], долгие годы изучающий жизнь растений в стенах Боннского университета, говорит следующее: "Реакции растений связанны, в основном, с процессами роста. Эти реакции имеют замедленное протекание по сравнению с животным царством. Поэтому они менее заметны простым взглядом. Такие процессы можно ясно увидеть только с помощью ускоренной съёмки. Но в конечном итоге, реакции растений имеют те же характеристики, что и реакции низших животных"[1]. По данным учёных, растения воспринимают около 20 различных видов внешних раздражителей – гораздо больше, чем люди. К примеру, растения способны реагировать на электромагнитное поле. Если поместить некое растение в электромагнитное поле, то его корешки будут всегда расти в сторону отрицательного полюса. Данный феномен много раз проверен, но объяснения ему до сих пор не найдено. На фотографии рядом показано развитие ростков кукурузы под воздействием электромагнитного поля.

Самым прославленным растением, отличающимся повышенной чувствительностью и быстрой реакцией на внешние раздражители, является мимоза Мимоза Стыдливая (Mimosa pudica). Его маленькие, продолговато-овальные, перистые листья реагируют на простое прикосновения путём складывания к стеблю ветки, которая в свою очередь опускается в сторону основного стебля.

При этой защитной реакции в сложенных листьях происходит даже остановка фотосинтеза. Самое интересное, что реагируют не только те части мимозы, которые непосредственно испытали действие раздражителя, но и её соседние части, находящиеся в 10-15 сантиметрах от очага. Учёный из технического университета Мюнхена, Ёрг Фромм [Jцrg Fromm], проводивший эти эксперименты, описывает реакцию мимозы следующим образом: "Реакцию мимозы на огонь спички можно с уверенностью назвать шоковой реакцией. Данный шок настолько силён, что процессы фотосинтеза временно приостанавливаются даже на соседних ветках, т.е. не только в очаге раздражения, но на удалении около 10 сантиметров"[1]. Таким образом родилось предположение, что мимоза имеет некую систему, по которой передаются электрические импульсы от одной части растения к другой.

Ёрг Фромм со своей командой решили установить точное место нахождение каналов, по которым передаются электрические импульсы. Изначально было выдвинуто предположение, что электрические импульсы проходят по ситовидным трубкам ксилемы, по которым происходит обычная транспортировка питательных веществ. Чтобы проверить эту гипотезу, мюнхенские учёные прибегли к хитрой уловке. Известно что растительные блохи присасываются к стеблям молодых побегов растений, и пьют из них растительный сок. Делают они это путём проникновения своих хоботков в ситовидные каналы ксилемы. Если с помощью лазерного луча осторожно убить блоху после того, как она присосалась к стеблю мимозы, и удалить убитое тело блохи, оставив её хоботок в стебле, то можно к хоботку присоединить измерительный электрод, с помощью которого можно измерять электрические импульсы, проходящие по ситовидной трубке, в которую воткнут хоботок блохи. К примеру, если накапать на стебель "препарированной" мимозы ледяной воды, то по её ситовидным каналам пройдут электрические импульсы, которые можно записать самописцем электроприбора, получающего сигналы от электрода мимозы. Проведя измерения электрических сигналов, проходящих по ситовидным трубкам мимозы в различных состояниях – от спокойного состояния до реакции на различные внешние раздражители – Ёрг Фромм пришёл к поразительным выводам, которые он выражает следующим образом: "Принимая во внимание высоту и продолжительность электрических сигналов мимозы, реагирующей на ледяную воду, можно говорить о целом блоке информации, которая передаётся по ситовидным каналам ксилемы. К примеру, если по ситовидным каналам мимозы передать искусственно созданный (с помощью генератора) электрический сигнал такой же формы, который регистрируется при реакции на ледяную воду, то будет наблюдаться одинаковая реакция"[1]. Другими словами, можно говорить о нервной системе растений, которая работает на тех же электрических импульсах, что и в животном мире. И какая разница, по каким каналам идёт передача нервных импульсов – по аксонам нейронов или по ситовидным трубкам ксилемы?

А если есть нервная система, то должен быть и разум! А где разум, там и память! Боннский учёный Дитер Фолькман провёл эксперимент, который доказывает наличие памяти у растений. Эксперимент строился следующим образом. Берётся небольшой росток гороха в маленьком горшочке, и ложится на пять минут набок. В этом положении низ горшочка (т.е. положение земля-небо) маркируется, к примеру, с помощью кусочка деревяшки. Затем росток переворачивается в нормальное положение, и ставится на 14 дней в холодильник, в котором при 4 градусах никакой рост не возможен. После двух недель холода, росток гороха переносится в тёплое помещение, поливается тёплой водой, и помещается в специальный аппарат, который создаёт для ростка искусственное состояние невесомости. Данный эффект достигается переворачиванием горшка растения на бок, и постоянным вращением в таком положении вокруг своей оси. Таким образом, росток не может определить, где небо, а где земля. И теперь спрашивается, вспомнит ли росток своё положение, в котором он находился в течение последних пяти минут до своего замораживания? Результаты данных экспериментов с невесомостью показывают, что стебель гороха развивается в направление от маркированной стороны горшочка (которая обозначена в данном случае куском деревяшки). То есть можно с уверенностью говорить, что растение ВСПОМНИЛО (!) своё последнее "земное" состояние.

Если у растения есть память, то где она находится? "Различные части корня растения, - по мнению Дитера Фолькмана, – имеют информацию о том, что происходит внизу, вверху, сбоку от него. Поэтому о корне растения можно говорить как о децентрализованном, но всё же едином координационном центре"[1]. Действительно ли мозг растения – это его корни?

Это пока лишь рабочая гипотеза. Но ясно одно, что с устаревшим представлением о бездушных растениях нужно окончательно распрощаться.

Современная наука прокладывает новые пути, которые философия Живой Этики показала ещё в прошлом веке. Рано или поздно, но учёные докажут всему человечеству, что растения могут чувствовать, любить, вспоминать, и даже думать. И когда это произойдёт, то человечество взойдёт на новую ступень взаимоотношений со своими зелёными братьями. В результате такого сознательного сотрудничества с растительным миром вся наша планета превратится в единый цветущий сад, красота которого затмит легендарные сады Семирамиды! Нужно только человечеству пожелать возвысится духом – и перед ним откроются невиданные чудеса, и в том числе неписаная красота природы растительного мира!

_________

1. Цитата по телепередачи "Nano" от 21.04.06. Короткий Интернет-репортаж о данной передаче можно посмотреть в статье "Pflanzen haben eine Erinnerung und eine Art Intelligenz " ("Растения имеют память и своего рода сознание") по следующему адресу http://www.3sat.de/nano/cstuecke/90417/ (на немецком языке).

Интерент-источник – http://lebendige-ethik.net/4-Nemezkie_u4onye.html

ЦВЕТОК, ОТЗОВИСЬ!

В. Н. Пушкин

Начать мне, пожалуй, лучше всего, с одной детективной истории. Ее поведал миру американский криминалист Бакстер. Был убийца и была жертва.

Был факт смерти. И даже свидетели преступления были. К счастью, в убийстве этом в качестве жертвы не фигурировал человек. Убийца лишал жизни... креветку. Рассказанная Бакстером история содержала описание модели преступления, а не само преступление. Но от этого она не стала менее интересной.

Бакстер по роду своих прямых профессиональных занятий проводил опыты с так называемым детектором лжи. Читатели, вероятно, много слышали об этом психологическом способе раскрытия преступлений. Подробно описывать его нецелесообразно. Это система тонких электронных приборов, с помощью которых можно регистрировать эмоциональные процессы, происходящие с человеком. Если подозреваемый в преступлении, когда ему показывают какой-нибудь предмет, имеющий отношение к преступлению, обнаруживает волнение, вероятность его вины повышается.

Однажды Бакстеру пришла в голову в высшей степени необычная мысль: поставить датчики на лист комнатного растения. Ему захотелось выяснить, не возникнет ли в растении электрическая реакция в момент, когда рядом будет умирать живое существо.

Эксперимент был организован так. Живую креветку клали на дощечку, закрепленную над сосудом с кипящей водой. Дощечка эта перевёртывалась в минуту, не известную даже самому экспериментатору. Для этого применили датчик случайных чисел. Автомат срабатывал – креветка падала в кипящую воду и погибала. На ленте детектора лжи появлялась отметка. На этой ленте записывал электрическое состояние листа растения. Опыты зарегистрировали: лист цветка в момент смерти креветки изменил ход электрических процессов. ...Нас, людей бурного событиями XX века, не мало чем удивишь: слишком много нового неожиданного приходит к нам со страниц газет и журналов. И все-таки мало кто совсем уж равнодушно отнесется к результатам Бакстера. Растения – свидетели преступления! Это воспринимается как какая-то грандиозная сенсация. В виде именно такой сенсации (в которую трудно поверить, но о которой очень интересно читать) факт этот обошел газеты журналы многих стран. И в этом шуме большой сенсации лишь узкий круг специалистов припомнил, что подобные опыты уже были проведены и, что именно те, давние эксперименты, имеют фундаментальное значение для целого комплекса современных наук.

...Исследования великого индийского ученого Дж. Ч. Босса*, работы советских исследователей профессора И. И. Гунара и В. Г. Карманова установили: растения имеют свои органы чувств, они способны воспринимать, перерабатывать и хранить информацию о внешнем мире. Огромное значение этих замечательных исследований для различных отраслей знай в полной мере мы оценим только в будущем. "Психика" (в совершенно особом, еще точно не обозначенном смысле этого слова), оказывается, есть в живых клетках, лишённых нервной системы. Можно ли в это поверить?

...Многие века исследователи считали, что растениям психика не нужна: у них же нет тех органов движения, которые есть у животных даже на ранней ступени их развития. А раз нет органов движения, значит нет и поведения: ведь именно для управления им и нужны психические процессы. Именно в клетках этой нервной системы, в нейронах, происходят такие процессы, как восприятие, память и все то, что принято называть идущими из глубокой древности терминами "психика", "психическая деятельность". Правда, давно были известны ответы растений на воздействия внешнего мира. Росянка, например, откликается на прикосновение насекомых, она ловит их с помощью специальных двигательных приспособлений. Некоторые растения открывают свои цветы под лучами света. Все это очень похоже на простые рефлексы животных в ответ на внешнее раздражение. Похоже... но... И вдруг оказывается: растения способны различать довольно сложные предметы внешнего мира. И не только различать, но и реагировать на них изменением электрических потенциалов. Причем по форме и характеру эти электрические явления близки процессам, происходящим в коже человека, когда он переживает психологическое событие.

С точки зрения этих поистине ошеломляющих научных данных, становятся вполне понятными результаты американского криминалиста Бакстера. Если судить по публикациям, его попытка была достаточно удачной.

Можно предположить, что цветы и деревья запечатлевают на своем языке преступника, фиксируют его, запоминают страдания жертвы.

Цветок сочувствует

Но как бы ни был интересен этот факт в плане острых человеческих отношений, исследования информационных процессов в растениях интересуют ученых совсем с другой точки зрения. Тут возникает вопрос огромной теоретической важности – какое значение могут иметь эти результаты для науки о внутреннем мире человека?

Но прежде всего мне хотелось бы рассказать о тех исследованиях по психологии растений, участником которых был я сам. Начал эти поисковые эксперименты сотрудник нашей лаборатории В. М. Фетисов. Это он познакомил меня с публикациями об эффекте Бакстера. Он же принес из дому цветок, обыкновенную герань, и начал с ней опыты. На взгляд коллег из соседних лабораторий, опыты наши представлялись более чем странными.

Действительно, для экспериментов с цветами был использован энцефалограф. Он применяется обычно для изучения электрических явлений в клетках человечес-

кого мозга. С помощью этого же прибора можно записывать электрическую реакцию кожи, она получила название "кожно-гальванический рефлекс" (КГР). Она возникает у человека в момент волнения, при решении мыслительных задач, психологическом напряжении.

Для того чтобы с помощью энцефалографа записать КГР человека, достаточно, например, поставить два электрода: один на ладонь, другой – на тыльную сторону кисти. В энцефалограф вмонтирован чернильнопишущий прибор, перо его пишет на ленте прямую линию. Когда в момент психологического события возникает разность электрических потенциалов между электродами, перо прибора начинает двигаться вверх и вниз. Прямая линия на ленте сменяется волнами. Это и есть кожно-гальванический рефлекс человека.

В экспериментах с растениями электроды прибора мы установили так же, как и в опытах с человеком. Только вместо кисти человеческой руки использовали поверхности листа. Кто знает, какова была бы судьба психолого-ботанических экспериментов, если бы в нашей лаборатории не появился аспирант из Болгарии Георгий Ангушев. Он учился в аспирантуре Московского государственного педагогического института имени В. И. Ленина. Сейчас, когда Г. Ангущев блестяще защитил кандидатскую диссертацию по психологии, и уехал на родину, все сотрудники лаборатории вспоминают о нем, как о талантливом исследователе и хорошем, обаятельном человеке.

Георгий Ангушев обладал массой достоинств. Но было у него одно, особенно для нас важное, – он был хорошим гипнотизером. Нам казалось, что загипнотизированный человек окажется способным более прямо и непосредственно воздействовать на растение. Из всего круга людей, которых гипнотизировал Георгий Ангушев, мы выбрали тех, кто лучше всего поддавался гипнозу. Но и с этим более чем ограниченным кругом испытуемых пришлось поработать довольно долго, прежде чем были получены первые обнадеживающие результаты.

Но прежде всего – почему было целесообразно использовать гипноз?

Если растение вообще способно откликаться на психологические состояния человека, то вернее всего оно отзовется на сильное эмоциональное переживание. А страх, радость, печаль? Как получить их по заказу? Под гипнозом наши трудности можно было бы устранить. Хороший гипнотизер способен пробудить в усыпленном им человеке самые различные и притом довольно сильные переживания. Гипнотизер способен как бы включать эмоциональную сферу человека. Именно это и требовалось для наших экспериментов.

Итак, действующее лицо опытов – студентка Таня. Ее сажали в удобном кресле сантиметрах в восьмидесяти от цветка. На цветок этот ставились электроды. В. М. Фетисов "писал" на энцефалографе. Наша испытуемая отличалась необычайно живым темпераментом и непосредственной эмоциональностью. Быть может, именно эта открытая эмоциональность, способность к быстро возникающим и достаточно сильным чувствам и обеспечила успех экспериментов.

Итак, первая серия опытов. Испытуемой внушалось, что она очень красива. На лице Тани появляется радостная улыбка. Всем своим существом показывает она, что внимание окружающих действительно ее радует. В самый разгар этих приятных переживаний была зарегистрирована первая реакция цветка: перо начертило на ленте волнистую линию.

Сразу же за этим экспериментом гипнотизер сказал, что внезапно налетел сильный холодный ветер, что вокруг стало вдруг очень холодно и неуютно.

Мимика Тани резко изменилась. Лицо стало грустным-грустным. Она начала дрожать, как человек, вдруг оказавшийся на морозе в легкой летней одежде.

Цветок не замедлил отреагировать изменением линии и на это тоже.

После этих двух успешных опытов был сделан перерыв, лента прибора продолжала двигаться, а перо продолжало записывать прямую линию цветка.

На протяжении всего пятнадцатиминутного перерыва, пока испытуемая была спокойна и весела, цветок не обнаруживал никакого "беспокойства". Линия оставалась прямой.

После перерыва гипнотизер начал снова с холодного ветра. К холодному ветру он прибавил еще какого-то злого человека... он приближается к нашей испытуемой. Внушение подействовало быстро – наша Татьяна забеспокоилась.

Цветок сразу же отреагировал: вместо прямой линии из-под пера прибора появилась характерная для кожно-гальванической реакции волна. И тут же Георгий Ангушев сразу перешел на чувства приятные. Он стал внушать, что холодный ветер прекратился, что вышло солнце, что вокруг тепло и приятно. А вместо злого человека к Татьяне приближается веселый маленький мальчик.

Мимика испытуемой снопа изменилась. Цветок снова дал свою волну КГР.

...А дальше? Дальше мы получали электрическую реакцию цветка столько раз, сколько хотели. По нашему сигналу в совершенно случайном и произвольном порядке Ангушев внушал своей испытуемой то положительные, то отрицательные чувства. Другой испытуемый цветок неизменно выдавал "нужную" нам реакцию.

Критическое предположение о том, что эта связь между чувствами человека и реакцией цветка на самом деле не существует, что реакция растений вызвана случайными воздействиями, было отклонено специальной проверкой.

В перерывах между экспериментами мы в разное время включали на цветке энцефалограф с электродами. Энцефалограф работал часами и не обнаруживал реакции, зарегистрированной в опытах. Кроме того, электроды других каналов энцефалографа развешивались здесь же, в лаборатории. Ведь где-то поблизости могли быть электрические помехи, и волны на ленте нашего прибора могли быть результатом этого чисто электрического воздействия.

Мы повторили наши эксперименты многократно и все с теми же результатами. Был сделан опыт и с детекцией лжи, широко применяемой в зарубежной криминалистике. Опыт этот был организован так. Татьяне предлагалось задумать какое-нибудь число от одного до десяти. Гипнотизер договаривался с ней том, что она будет тщательно скрывать задуманное число. После этого ей стали перечислять числа от одного до десяти. Название каждого числа она встречала решительным "Нет!". Угадать, какое число она задумала, было трудно...

Цветок дал реакцию на число "5" – то самое, которое задумала Таня.

"...Полная отрешенность от шаблонов"

Итак, цветок и человек. Быть может, это звучит парадоксально, но реакции клеток цветка должны помочь пониманию работы клеток человеческого мозга. Закономерности процессов мозга, лежащие в основе психики человека, еще далеки от полного своего раскрытия. Вот и приходится искать новые методы исследования. Необычность "цветочных" методов не должна ни смущать, ни останавливать исследователя; а вдруг с помощью таких методов удастся сделать хотя бы маленький шаг в раскрытии тайн мозга.

Здесь вспоминается одно, к сожалению, мало известное широкому кругу читателей письмо Ивана Петровича Павлова. Письмо это было написано еще в марте 1914 года по случаю открытия Московского института психологии.

Адресовано оно основателю института, известному русскому психологу, профессору Московского университета Г. И. Челпанову. Вот этот замечательный документ.

"После славных побед науки над мертвым миром пришел черед разработки и живого мира, а в нем и венца земной природы – деятельности мозга. Задача на этом последнем пункте так невыразимо велика и сложна, что требуются все ресурсы мысли: абсолютная свобода, полная отрешенность от шаблонов, какое только возможно разнообразие точек зрения и способов действия и т.д., чтобы обеспечить успех. Все работники мысли, с какой бы стороны они ни подходили к предмету, все увидят нечто на свою долю, а доли всех рано или поздно сложатся в разрешение величайшей задачи человеческой мысли..."

И дальше следуют знаменательные слова, обращенные к психологу слова, показывающие подлинное отношение великого физиолога к психологической науке: "Вот почему я, исключающий в своей лабораторной работе над мозгом малейшее упоминание о субъективных состояниях, от души приветствую Ваш Психологический институт и Вас, как его творца и создателя, и горячо желаю Вам полного успеха".

Нетрудно увидеть, насколько современно звучит это письмо, написанное более полстолетия назад. Призыв великого ученого к поискам новых методов путей в раскрытии тайн мозга, в решении "величайшей задачи человеческой мысли" особенно актуален именно сейчас, когда осуществляется комплексный подход представителей разных отраслей науки к работе мозга, этого, по выражению И. П. Павлова, венца земной природы. Опыт развития естествознания, в особенности физики, показал, что не следует бояться новых открытий, какими бы парадоксальными ни казались открытия эти на первый взгляд.

О чем рассказали цветы...

А теперь выводы. Вывод первый: живая растительная клетка (клетка цветка) реагирует на процессы, происходящие и нервной системе (эмоциональное состояние человека). Значит, существует некая общность процессов, которые происходят в клетках растительных и в клетках нервных.

Здесь целесообразно вспомнить, что в каждой живой клетке, в том числе клетках цветка, осуществляются сложнейшие информационные процессы.

Например, рибонуклеиновая кислота (РНК) считывает информацию со специальной генетической записи и передает эту информацию для синтеза белковых молекул. Современные исследования по цитологии и генетике свидетельствуют о том, что каждая живая клетка обладает весьма сложной информационной службой.

Что может означать реакция цветка на эмоциональное состояние человека? Может быть, между двумя информационными службами – растительной клетки и нервной системы – существует определенная связь?

Язык растительной клетки родствен языку клетки нервной. И в экспериментах с гипнозом эти совершенно различные группы клеток общались между собой на этом одном языке. Они, эти разные живые клетки, оказались способными как бы "понимать" друг друга.

Но ведь животные, как это принято сейчас считать, возникли позднее растений, и нервные клетки – более поздние образования, чем растительные?

Отсюда можно сделать вывод о том, что информационная служба поведения животных возникла из информационной службы растительной клетки.

Можно представить себе, что в растительной клетке, в клетке нашего цветка, в недифференцированном, сжатом виде происходят процессы, родственные психическим. Именно об этом свидетельствуют результаты Дж. Ч. Босса, И. И. Гунара и других. Когда в процессе развития живого появились существа, обладающие органами движения, способные самостоятельно добывать себе пищу, понадобилась другая информационная служба. У нее была иная задача – строить более сложные модели предметов внешнего мира.

Таким образом, оказывается, что психика человека, какой бы сложной она ни была, наше восприятие, мышление, память – все это лишь специализация той информационной службы, которая имеет место уже на уровне растительной клетки. Этот вывод очень важен. Он позволяет подойти к анализу проблемы происхождения нервной системы.

И еще одно размышление. Любая информация имеет материальную форму существования. Так, роман или поэма, со всеми героями и их переживаниями, не могут быть восприняты читателями, если не будет листов бумаги с типографскими значками. Какова же информационная материя психических процессов, например, человеческой мысли?

На разных стадиях развития науки разные ученые дают различные ответы на этот вопрос. Одни исследователи в качестве основы психики рассматривают работу нервной клетки как элемента вычислительной кибернетической машины. Такой элемент может быть или включен, или выключен. С помощью этого двоичного языка включенных и выключенных элементов-клеток мозг, по мнению некоторых ученых, способен осуществлять кодирование внешнего мира.

Анализ работы мозга показывает, однако, что с помощью теории двоичного кода нельзя объяснить всю сложность процессов, разыгрывающихся в коре больших полушарий. Известно, что одни клетки коры отражают свет, другие – звук и прочее. Поэтому клетка мозговой коры способна не только возбуждаться или тормозиться, но и копировать разные свойства предметов окружающего мира. Ну а химические молекулы нервной клетки? Молекулы эти могут находиться как в живом существе, так и в существе умершем. Что же касается психических явлений, то они – свойство только живых нервных клеток.

Все это приводит к идее тонких биофизических процессов, которые осуществляются во внутриклеточных молекулах. Видимо, именно с их помощью происходит психологическое кодирование. Разумеется, положение об информационной биофизике пока можно рассматривать как гипотезу, к тому же гипотезу, которую не так-то легко будет доказать. Заметим, однако, что психолого-ботанические эксперименты ей не противоречат.

Действительно, раздражителем для цветка в описанных экспериментах может быть некая биофизическая структура. Выброс ее за пределы человеческого организма происходит в тот момент, когда человек испытывает острое эмоциональное состояние. Эта биофизическая структура несет информацию о человеке. Ну а дальше... рисунок электрических явлений в цветке похож на рисунок электрических явлений в коже человека.

Еще и еще раз подчеркиваю: все это – пока лишь область гипотез. Одно несомненно: исследования контакта растений с человеком могут пролить свет на некоторые принципиальные проблемы современной психологии. Цветы, деревья, листья, к которым мы так привыкли, будут способствовать решению той величайшей задачи человеческой мысли, о которой писал И. П. Павлов.

Литературный источник

Пушкин В.Н. // Знание-сила. – N.11. – 1972.

Интернет-источник – ttp://lebendige-ethik.net/4-Pushkin-1972.html

РОЗА МИРА

(отрывок)

Д. Андреев

Светлые стихиали

Немецкие сказки об эльфах – совсем не сказки: слой обитания добродушных, очаровательных маленьких существ, похожих на эльфов, действительно есть.

Можно так и называть его: Страна Эльфов.

Верхний тоненький слоек земной коры, где таятся корни и семена растений, имеет в трансфизических мирах свое соответствие – чудесную страну Царапину,область благих духов, пестующих корни и семена. Ее ландшафт может пока-

заться волшебным: семена и корни тихо светятся нежнейшими оттенками голубоватого, серебристого, зеленоватого цвета; вокруг каждого зерна мягко мерцает живая аура. Обитатели Дараинны – крошечные существа, похожие на белые колпачки; сверху у каждого еще один колпачок, поменьше, вроде головки; имеется пара нежных и ловких конечностей – среднее между руками и крыльями.

Они тихо переплывают по воздуху, шелестя складками своих колпачков – это их речь, их форма общения между собою – и ворожат над семенами и корнями, как над колыбелями. Им ведомы те загадочные процессы, благодаря которым из крошечного семени вырастает большое дерево со всей сложностью своих форм.

Если бы не их помощь, темные силы получили бы доступ к этим колыбелям и давно уже превратили бы земную поверхность в непроходимые заросли кошмарных форм – вампирически хищных и безобразных эквивалентов растительности.

Если углубляться в почву Дараинны, в конце концов достигнешь Рона или Каттарама.

Нижнему ярусу лесов – мхам, травам, кустам, всему, что мы называем подлеском, – соответствует слой по имени Мурохамма, а обиталище стихиалей деревьев именуется Арашамф.

Нет, это не дриады. Может быть, и были существа, подобные тем, кого так называли древние греки, но я их не знаю. Стихиали Мурохаммы и Арашамфа нисколько не походят на людей, да и ни на одно существо нашего слоя. Души отдельных деревьев существуют в затомисах, они там разумны, высокопрекрасны и мудры. Братья Синклитов общаются с ними в полной мере: это взаимный обмен идеями, чувствами, жизненным опытом. Но в Арашамфе они облекаются эфирными телами и погружаются в полудремоту. Деревья Энрофа – их физические тела. Каждая стихиаль Арашамфа прошла через множество воплощений; общую сумму лет существования в Энрофе можно исчислять для многих из них громадными цифрами, приближающимися к миллиону. Ландшафт же Арашамфа напоминает зеленоватые, тихо покачивающиеся языки благовонного негорячего пламени. Некоторые из них благи, подобно праведникам, и благосклонны к нам. Они терпеливы, спокойны и смиренномудры. Иногда между ними совершается нечто торжественное: они склоняются Друг к другу, все в одну сторону. Весь эфирный лес превращается в тихо сгибающиеся и выпрямляющиеся, друг в друга переливающиеся пламена; они возносят хором нечто вроде славословия. В этом принимает участие иногда и слой Мурохаммы: он являет собой то же зеленоватое пространство, но еще гуще, темнее, теплее и еще ласковее.

Всякий легко припомнит, как на летней заре или весенним полднем проносятся тихие ветры, целующие землю. Они целуют землю с ее травами, нивами и дорогами, деревья, поверхность рек и озер, людей и животных. Это стихиали слоя, называемого Вайита, радуются жизни. Они радуются нам и растениям, водам и Солнцу, радуются прохладной, горячей, мягкой, твердой, освещенной или полутемной земле, гладят ее и ласкают. Если же нам удалось бы увидеть Вайиту собственными очами, нам показалось бы, что мы погружены в зеленоватые, благоуха-

ющие, играющие волны, совершенно прозрачные, прохладно-теплые, а главное – живые, разумные и радующиеся нам.

Когда жарким днем окунаешь лицо в траву цветущего луга и от медовых запахов, от дыхания нагретой земли и листьев кружится голова, а еле слышные дуновения света и тепла проносятся над лугами, – это стихиали Вайиты играют и празднуют вместе с детьми Фалътдры – области стихиалей лугов и полей. В нас не остается ни единого мутного помысла – может показаться, что это и есть утраченный рай, пыль «житейского попечения» сдувается с души чистыми дыханиями и, кроме всепоглощающей любви к Природе, мы не в состоянии испытывать ничего.

Сквозь бегущие воды мирных рек просвечивает мир воистину невыразимой прелести. Есть особая иерархия – я издавна привык называть ее душами рек, хотя теперь понимаю, что это выражение не точно. Каждая река обладает такой «душой», единственной и неповторимой. Внешний слой ее вечнотекущей плоти мы видим, как струи реки; ее подлинная душа – в Небесной России или в другой небесной стране, если она течет по землям другой культуры Энрофа. Но внутренний слой ее плоти, эфирный, который она пронизывает несравненно живей и где она проявляется почти с полной сознательностью – он находится в мире, смежном с нами и называемом Лиурною. Блаженство ее жизни заключается в том, что она непрерывно отдает оба потока своей струящейся плоти большей реке, а та – морю, но плоть не скудеет, все струясь и струясь от истока к устью.

Невозможно найти слова, чтобы выразить очарование этих существ, таких радостных, смеющихся, милых, чистых и мирных, что никакая человеческая нежность не сравнима с их нежностью, кроме разве нежности самых светлых и любящих дочерей человеческих. И если нам посчастливилось воспринять Лиурну душой и телом, погружая тело в струи реки, эфирное тело – в струи Лиурны, а душу – в ее душу, сияющую в затомисе, – на берег выйдешь с таким чистым, просветлевшим и радостным сердцем, каким мог бы обладать человек до грехопадения.

Воздействием на человеческую душу с Лиурною отчасти схож Вланмим –область стихиалей верхних слоев моря. Ландшафт этого мира – ярко-синий, ритмически волнующийся океан, – такой нежно-яркой, упоительной синевы в Энрофе не существует, – а волны его зацветают не пеной, но молочно-белыми ажурными сферами, похожими на большие цветы: цветы распускаются и тают на глазах, распускаются и снова тают. Стихиали Лиурны – женственной природы, Вланмима – мужской, но это не имеет никакого отношения к размножению, хотя соединение реки с морем есть выражение любви стихиалей этих двух миров между собою. Вланмим тоже способен делать нас более мудрыми и чистыми, но он открыт снизу воздействиям мрачных стихиалей морских глубин – Нугурта, – а потому он суровее. Воздействие его заметно на душевном складе и даже физическом облике людей, повседневно соприкасающихся с ним, хотя бы и за порогом своего сознания: на рыбаках и, отчасти, моряках. На последних, впрочем, слишком заметна печать еще других, не светлых стихиалей: хозяев Нугурта – с одной стороны, нибрусков и Дуггура — стихиалей больших портовых городов – с другой. Рыбаки же получили от излучений Вланмима черту, отличающую их от остального народа: сочетание чистоты, мужества и грубоватой, немного жестокой силы с детскою цельностью души.

Повсюду над землей и морями простерт Зунгуф – область стихиалей воздушной влаги, творящих облака, дождь, росу и туман. Зунгуф не отделен определенной границей от Ирудраны – области стихиалей, чья деятельность проявляется в Энрофе грозами, отчасти ураганами; оба эти слоя переливаются друг в друга, как и их существа. Приоткрывается тот самый трансмиф, что брезжил в древних мифологемах народов, вызывая в их творческом воображении титанические образы громовников: Индра, Перун, Тор. О, если бы древние, привнося в эти образы, как и во все, человеческие черты, могли знать, как бесконечно далеки эти существа от малейшего сходства с человеком! И когда струи ливня обрушиваются на землю и бурные, веселые дети Зунгуфа ликуют, то припадая к земле и поверхности вод, то отпрядывая вверх, в бурлящий водяной стихией воздух – выше, в Ирудране, бушуют рати существ, не похожих на Тора и Индру ничем, кроме веселой воинственности: для них гроза есть творчество, а ураган – полнота их жизни.

Если при легком морозце тихо падает мягкий снежок или если деревья и здания стоят, убеленные инеем, бодрая, резвая, почти восторженная радость, которую испытываем мы, свидетельствует о близости дивных стихиалей Нивенны.

Белые просторы, безгрешные особою, невыразимой чистотой, – вот что такое Нивенна, страна стихиалей инея, падающего снега, свежего снежного покрова. Резвящиеся в нездешнем веселии, похожем на веселость эльфов, они укрывают возлюбленную землю своей фатой. Почему такая радость жизни пронизывает нас, когда мириады бесшумных белых звезд тихо опускаются вокруг? И почему, когда мы видим леса или городские парки, убеленные инеем, мы испытываем чувство, соединяющее в себе торжественность и легкость, прилив жизненных сил и восхищение, благоговение и детский восторг? А тех из нас, кто сохранил в душе вечнодетское начало, стихиали Нивенны любят особенно нежно, они приветствуют его и пробуют с ним играть: даже возбуждение, мальчишеский азарт, быстрый бег крови в жилах у ребят во время игры в снежки или катания на салазках с гор для них приятны.

С Нивенной соседствует суровый и хмурый Ахаш – связанный с полярными областями нашей планеты слой арктических и антарктических стихиалей. Ахаш обладает космической протяженностью, из него виден Млечный Путь. В соответствующие времена года границы обеих полярных зон придвигаются к тропикам.

Необузданная душа этих существ, с ее склонностью к переходам от кристально-ясного созерцания к неистовству, с ее порывами строить целые миры из трансфизических льдов, с ее любовью взирать, глаза в глаза, в бездонные провалы метагалактики – наложила разительную печать на воспринимаемую всеми нами природу полярных бассейнов. Когда обращение Земли вокруг Солнца вызывает в северном полушарии наступление зимы и делает доступными для стихиалей Ахаша обитаемые людьми области материков, они вторгаются туда, увлекая за собой физические массы арктического воздуха, воинствуют метелями и буранами по полям и тайге, ликуют в вышине антициклонами. Они не видят Энрофа так, как видим его мы.

Они не воспринимают зрением также и человека. Но есть среди них более хищные и душевно холодные, как андерсеновская Снежная Королева – они опасны для человека, – есть и другие, улавливающие атмосферу души тех из нас, кто родствен им мужеством, удалью и бесстрашием. Таких они могут любить странною, несоизмеримою с нами любовью. Они баюкают его на своих снежных коленях, открывают ему пути в глубину своих стран, показывают ему жуткое великолепие физических покровов своего царства и, не соразмерив своей грандиозности с нашей телесной малостью, готовы укутать его белым саваном под песни вьюг.

И подобно тому, как обладает космической протяженностью пространство Ахаша, обладают ею и два последних слоя стихиалей: Дирамн, связанный со стратосферным воздушным океаном пояса низких температур, и Сианна – мир, просвечивающий внутреннему зрению сквозь те высокотемпературные зоны, которые объемлют нашу планету на большой высоте. Однако обитающие там стихиали столь огромны и столь чужды нашему душевному складу, что понять их сущность чрезвычайно трудно. Они светлы, но опаляющим, грозным светом.

Только уже взошедшему на исключительную высоту человеческому духу возможен доступ в их царство.

Такова сакуалаМалых Стихиалей. Малых, конечно, не в сравнении с людьми – многие из них гораздо могущественнее отдельного человека, – но в сравнении с сакуалою других, с восходящей лестницей Стихиалей Верховных, с рядом подлинных планетарных божеств. Это властелины. Малые стихиали радостно трепещут от их дыхания. Большинство из них – прекрасные, высокоблагие существа невыразимого величия. Но о ландшафтах этих слоев говорить почти невозможно, как и о форме этих великих существ: каждый из них присутствует одновременно во множестве точек своего слоя.

«Царь Благословляющих Крыльев», Ваюмн, воплощенный дух воздушного океана, распространяет свое владычество от крайних пределов атмосферы до самых глубоких пропастей. Его брата, «Царя Оживляющих Вод» Эа (кажется, его другое имя Вларол), почитали еще греки под именем Посейдона, римляне под именем Нептуна, но глубже всего поняли благость и космичность его существа вавилоняне, почитавшие хранителя и хозяина мировых вод великолепным культом. Оба духа несут вечную стражу у истоков жизни на всей земле – не только в Энрофе, но и во многих других сакуалах. Оба древни, как вода и воздух, и безгрешны, как они.

Еще древнее третий из братьев – Повурн, «Царь Пылающего Тела», ибо под верованиями в Плутона и Яму древних таится глубочайшая реальность. Этот устрашающий властелин подземных магм не есть слуга Гагтунгра; однако его преображение предстоит, кажется, позже всех, в конце второго зона.

Есть и четвертый великий брат, младший: Заранда, воплощенный в своем иноматериальном слое «Царь Всех Животных Царств». Трагическая история животного царства в Энрофе наложила отпечаток глубокой, воистину мировой скорби на его лик. И как ни объясняли бы историки символику египетского сфинкса, метаистория всегда будет видеть в нем эмблему того, кто совмещает в себе природу Великого Зверя с мудростьювыше человеческой.

Верховных стихиалей – семь. Две божественные сестры делят между собой остальные сферы могущества: Эстйра, «Царица Вечного Сада» – госпожа растительных царств Шаданакара, и Лилит – «Всенародная Афродита» всех человечеств.

Значение Лилит в нашем существовании необозримо велико. Как и у всех Верховных стихиалей, мир ее обитания несоизмерим ни с какими нашими формами и неописуем, а ее собственный облик необозрим. Ее иноматериальное тело единоприсутствует во множестве мест ее слоя, и лишь в отдельных случаях она принимает образ, который может быть воспринят духовным зрением человека. Хотя я не знаю механизма этого процесса, но знаю, что без участия Лилит невозможно формирование ни одного тела в мирах плотной материальности: исключение составляют животные, виды которых формируются Зарандой. Во всех же остальных царствах эта деятельность выполняется Лилит: она формирует цепь рода как в человечестве Энрофа, так и у даймонов, и в мирах демонических – у раруггов и игв, и у обитателей Дуггура. Каждое плотноматериальное тело, создаваемое при ее участии в мирах темных, есть каррох. Вот почему она заслуживает вполне наименование ваятельницы нашей – и не только нашей – плоти. Потому же с ее бытием и воздействием неразрывно связана у человека сфера половых чувств. Она ли сама или ее кароссы, но это начало всегда надстоит над всяким актом человеческого соития, и пока пловынашивается во чреве, она всегда здесь.

Некогда, в глубочайшей древности, эта стихиаль стала супругою Первоангела того величайшего Духа, что сделался ЛогосомШаданакара. Это было во времена творения ангельских слоев, и Лилит стала праматерью этого первого человечества. Но Гагтунгр сумел проникнуть в мир Лилит, и ее тончайшее материальное тело восприняло в себе некий демонический элемент. Это была катастрофа. С тех пор все цепи рода, формируемые ею, будь то в мирах титанов, даймонов или людей, воспринимают в себе нечто от этого элемента.

Еврейская мистика знает термин «эйцехоре» – семя дьявола в человеке.

Попробуем пользоваться им для обозначения этого проклятого семени и в человеке, и в самой Лилит, несущей его в себе по сей день, и в ее кароссах.

Монадой и всей полнотой сознания обладает только Лилит: ее локальные проявления, кароссы, в том числе и Дингра России, при всей своей мощи и вековой устойчивости, имеют лишь эквивалент сознательности и лишены монад.

Этим ваятельницам физической плоти народов мы обязаны, между прочим, теми, подчас явными, иногда почти неуловимыми чертами сходства, видимого физического родства, которыми отмечена масса индивидуальных обликов какого-либо народа. Известно, что в античной древности, на Кипре, культ богини любви распался в свое время на две противоположности: возвышенный культ Афродиты Урании, духовной, творческой, поэтизируемой и поэтизирующей любви, и культ Афродиты …, что можно приблизительно перевести выражением «Афродита Всенародная». Он широко разлился в народных низах, проявляясь в оргиастических празднествах и благословляя разврат как священную дань богине.

Аналогичный процесс раздвоения и поляризации когда-то слитных начал знают и некоторые другие культуры. Еще больше таких культур, где взору историка отчет-

ливо предстает уже более поздний этап: культ разврата и хаотическое смешение демонического и стихиального элементов под лживой личиной божественного. Ритуальная проституция в Ханаане, Вавилонии, Индии и других странах — явления этого порядка. Над подобными институтами, над радениями оргиастических сект, над массовыми совокуплениями и доныне надстоят кароссы наций или сверхнародов. Ясно также, что такие явления не могут обойтись без вмешательства лунной демоницы и темных сил Дуггура. Но когдав борьбе с теми, кто грозит уничтожением физического существования народа, его демиург изыскивает пути к созданию могучего и воинственного защитника, он принужден сходить к кароссе и сочетаться с ней. Проклятое эйцехоре неминуемо входит в их общее порождение, и отравленная плоть кароссы создает двойственное чудовище. Таково происхождение всех первых членов в каждом роде уицраоров. Освобождение каросс и самой Лилит от эйцехоре будет возможно, по-видимому, лишь во втором зоне.

Первая и последняя из Верховных стихиалей – мать всем остальным, и не только им, но и всему существующему в Шаданакаре: всякой стихиали, всякому зверю, человеку, даймону, ангелу, демону и даже великим иерархиям.

Неоскудевающее лоно, она есть то, что творит эфирные тела всех существ, а в творении их астральных тел участвует наряду с их личными монадами. Ей свойственна неистощимая теплая любовь ко всем, даже к демонам: она тоскует и скорбит о них, но прощает. «Мати» называют ее все, даже ангелы мрака и чудовища Гашшарвы. Она любит всех, но благоговеет лишь перед наивысшими иерархиями Шаданакара, в особенности перед Христом. Оплодотворяет же ее Солнце: и в Энрофе, и в собственном неописуемом мире ее оплодотворяет этотвеликий, ослепительный дух. Людей, их душевное состояние, их внутренний образ она воспринимает, она слышит, она отзывается на призыв нашего сердца, отвечает через природу и любовь. Да благословится ее имя! Ей можно и должно молиться с великим смирением.

Да благословится дочь Земли и Солнца, прекрасная Луна, и трижды благословится Солнце. Все мы когда-то пребывали – и будущим нашим телом, и будущей нашей душой – вместе со всем Шаданакаром, в его пречистых недрах.

О великий бог-светоносец! Тебя славили в храмах Египта и Эллады, на берегах Ганга и на зиккуратах Ура, в Стране Восходящего Солнца и на далеком Западе, на плоскогорьях Анд. Мы любим тебя все, и злые, и добрые, мудрые и темные, верующие по-разному и неверующие – те, кто чувствует твое сердце, неизмеримое в своей благости, и те, кто просто радуется свету твоему и теплу.

Твоя ослепительная Элита уже сотворила в Шаданакаре лестницу лучезарных слоев и по ней изливает ниже и ниже, в миры ангелов, в миры стихиалей, в миры человечества каскады духовных благ. Прекрасный дух, зачинатель и отец всякой плоти, зримый образ и подобие Солнца Мира, живая икона Единого, позволь и мне влить никому, кроме тебя, неслышный голос во всеобщую тебе хвалу. Люби нас, сияющий!

Литературный источник

Андреев Д. Роза мира. – М.: ЭКСМО, 2008. – 672 с.

ВОПРОСЫ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ

1. Описанный Д.Андреевым духовный мир Земли может служить идеей-основанием для расширения сознания человека в сторону единения с природой и создания связей, основанных на доверительных и дружеских отношениях с существами природы?

2. Являются ли, на Ваш взгляд, опыты с изучением сознания у растений доказательной базой для экологической этики?

3. Можно ли говорить о том, что растения обладают сознанием? А природные «объекты» – горы, реки, луга…– обладают ли они сознанием?

4. Что мы вкладываем в смысл понятия «сознание»? Может быть по-разному употребляя это понятие мы не можем найти общего языка друг с другом?

5. Можем ли мы найти общий язык с растениями и другими существами мира природы? Нужно ли при этом измениться самому человеку? Или достаточно изобрести прибор, как это делают ученые?

6. Если мы сможем понимать существ природы, то, вероятно, изменится ход мировой истории?

7. Осознание тесной связи с миром – это первый шаг на пути установления гармоничных отношений с миром?

ЗАНЯТИЕ 11

ОЩУЩЕНИЯ И ЧУВСТВА

Цель работы – проанализиров типы чувств и пороги ощущений человека осознать границы чувственного взаимодействия с миром; проникнув во внутреннее пространство звука, живого цветка, попытаться почувствовать их внутреннюю жизнь.